Рыцарский кодекс vs рыцарский крест

26.06.2017 08:00
Рыцарский кодекс vs рыцарский крест
20 декабря 1943 года "Летающие крепости" B-17 из 379 группы бомбардировщиков USAAF подвергли бомбардировке заводы Фокке-Вульф в Бремене. Во время бомбардировки самолет под управлением лейтенанта Чарльза Брауна пострадал от огня зенитной артиллерии - был разбит носовой фонарь, второй двигатель перестал работать, четвертый был поврежден. В итоге его "Старый Паб" не смог держать строй, отстал от основных сил и подвергся атаке истребителей.

В течение 10 минут шел неравный бой "Летающей крепости" и 10 истребителей Мессершмитт Bf-109 и Фокке-Вульф FW-190. Третий двигатель был поврежден и выдавал лишь половину мощности, а суммарная мощность B-17 была менее 40% от нормальной. Были серьезно повреждены гидравлическая и электрическая системы бомбардировщика, начались пожары, нарушена подача кислорода. Стрелок хвостовой турели погиб, остальные члены экипажа были ранены. Из активных систем защиты оставался один носовой пулемет и турель верхней полусферы. От недостатка кислорода Чарльз Браун потерял сознание и самолет начал падать.

В итоге он пришел в себя на высоте примерно 1,5 км и выровнять самолет на высоте около 300 метров. Истребители, очевидно, решили, что дело сделано и покинули поле боя, но вскоре дымящая "Летающая крепость" снова была замечена наземным наблюдением люфтваффе. В это время завершал дозаправку и перезарядку Messerschmitt Bf-109 G-6 оберлейтенанта Франца Штиглера. Он быстро поднялся в воздух и устремился к цели, за которую должен был получить Рыцарский Крест.

Подойдя к В-17, Штиглер совершил облет цели. Почти в упор он видел раненых и испуганных людей, отчаянно боровшихся за спасение самолета и своих жизней. Он вспомнил слова командира JG-27, полковника Густава Ределя: "в первую, последнюю, и единственную очередь вы - пилоты-истребители. Если я узнаю, что кто-то из вас стрелял в человека под парашютом, я лично расстреляю его".

"Я посчитал, что эти люди находятся в той же ситуации, что и спускающийся с парашютом сбитый пилот" - вспоминал много лет спустя Штиглер. К удивлению американцев, Мессершмитт так и не открыл огонь, а приблизился к носу "Летающей крепости". Пилот жестами стал предлагать Брауну или сдаться и посадить свой самолет на немецкий аэродром, или лететь в сторону нейтральной Швеции, где экипаж мог бы получить медицинскую помощь. Как потом выяснилось, Браун просто не понял сигналов Штиглера и решил вести самолет в Британию.

И тут Штиглер принял решение, которое ставило его в один ряд с персонажами германского эпоса. Подобно достойному Рюдегеру, отдавшему свой щит Хагену, с которым ему предстоял смертельный бой, немецкий пилот решил сопровождать своего врага, пока не выведет его из опасной зоны. Он рисковал жизнью дважды - его могли атаковать самолеты союзников, а если бы о его благородстве стало бы известно начальству, на земле его ждал бы расстрел.

Странная пара - охотник и жертва - летели рядом, пока не достигли открытого моря, где Браун со своим экипажем уже не рисковали подвергнуться нападению люфтваффе. Здесь пилоты приветствовали друг друга и расстались. На земле Штиглер сообщил, что потерял цель.

Браун много лет пытался найти своего спасителя. Наконец, в 1990 году он получил письмо от теперь уже успешного канадского бизнесмена Франца Штиглера "это был я". Два благородных противника теперь смогли встретиться как друзья и пожать друг другу руки. Они оставались близкими друзьями до смерти Штиглера в 2008 году. Через полгода умер и Браун.

Да, Штиглер трижды рисковал своей жизнью ради незнакомых ему людей, которые, к тому же, были его врагами и врагами его страны. Но он сделал это ради сохранения той чести воина и солдата, которая еще оставалась в некоторых немцах - да и в солдатах вообще - и которая отличала их от убийц и террористов. Ради того наследия средневекового рыцарского братства, которое еще сохранялось тогда в небе над Европой.

Анна Большова